МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

Комплекс богатого дома

«В центре городища, на пресечении двух дорог, в 1934 году был открыт сложный архитектурный комплекс. Эти остатки древнего сооружения выступали на поверхности городища в виде холма неправильной формы до одного метра высотой. Холм имеет в среднем около 25-30 м в диаметре. На нем, лет 30 тому назад, когда началась его распашка местным населением, находили обломки кирпичей.
...Этот архитектурный комплекс представляет собой фундамент и цокольную часть здания, состоявшего из центрального помещения с полом и подпольным отоплением, из башен и площади, примыкающих к зданию с северо-западной стороны, и с небольшой пристройкой с юго-востока.
Здание, по-видимому, было двухэтажное, в форме прямоугольника, с несколькими пристройками кубической формы и башней. Оно существовало весьма долгое время и неоднократно перестраивалось. Здание сложено из обожженного и сырцового кирпича нескольких размеров: 35,5х36х5; 25,5х25,5х5; 25х20х5 и 25х25х5 см. Толщина кладки из 5 кирпичей и 5 швов равняется 30см. Встречаются в кладке и половинные кирпичи.
Из сырцового кирпича выполнены фундамент и подина печей, часть стен и вымостка двора. Лестница, сделанная из прекрасно обожженных плит, покрыта сверху цементирующим составом. Своды дымохода и большая часть стен выложены из обожженного кирпича. ...Стены были покрыты штукатуркой, которая сохранилась во фрагментарном состоянии.
...фундамент, сложенный из сырцового кирпича на глине, доходил на одних участках до глубины одного метра, а около башни до глубины двух метров, что объясняется, по-видимому, необходимостью лучше укрепить башню.
Здание было окружено стеной в 70 см толщины со входом с восточной стороны. От стены сохранилось восемь рядов кладки из кирпичей двух размеров: 30х30х5 и 25х25х5 см, сложенных на алебастре.
Кладка лежит непосредственно на черноземе (материк) на глубине одного кирпича. С той же восточной стороны, на уровне первого кирпича, начинается вымостка двора из сырцового кирпича, покрытая цементом.
Между оградой и зданием посреди раскопа обнаружены четыре прямоугольные ямки с остатками сгоревшего дерева. Вероятно, здесь стояли столбы какого-то навеса.
Начнем описание здания с его западного угла. Здесь стояла башня с основанием на фундаменте из сырцового кирпича в 2м высотой.
...К югу от башни идет стена самого здания; при кладке верхней ее части употреблялся преимущественно квадратный кирпич мелкого размера, а в нижней части более крупный. Верхняя часть стены была выложена с отступом от наружного края первоначальной стены на 90 см. Нижняя часть здания сложена из кирпичей разного размера, преимущественно крупных (28х28,6; 28х28х6; 30х30х5см), как из цельных, так и из обломков; это обстоятельство придает стене небрежный, неровный вид» (Страниц 246-247).

 «Северо-западная часть постройки была исследована в 1937 году. Здесь фасад представляет ломаную линию длиной около 16 м с полукруглым выступом для вертикального дымохода». (Страница 248).

 «Вход в здание вел с восточной стороны и начинался площадкой 1,5х1,5 м, сложенной из квадратных кирпичей размером 25х35х5 и 30х30х5 см. За площадкой шла ступенька лестницы в 10 см высотой и 25 см шириной». (Страница 249)

 «Рядом с лестницей с юго-восточной стороны, мы находим остатки башни неправильной четырехугольной формы с сохранившимся полом. В некоторых местах стены ее были покрыты цементной облицовкой». (Страница 249)

 «К башне, как сказано выше, примыкает помещение, отгороженное стенкой (толщина ее 50см) из квадратных кирпичей размером в 25х25х5 см. Внутри этой части здания были обнаружены полуразвалившиеся дымоходы, идущие горизонтально в два ряда под полом и отделенные от пола одним слоем кирпичных плит. Первый дымоход примыкает к башне и представляет длинный узкий канал в 20см шириной и 80 см высотой; стенки его были покрыты густым налетом сажи. На расстоянии 2,2 м от своего начала дымоход поворачивает и идет дальше перпендикулярно к плоскости башни» (Страница 249).

 «Дымоход имеет ряд разветвлений, идущих параллельно каналу, примыкающему к башне. Один из каналов заканчивается выводным отверстием в вертикальную трубу, устроенную во внутренней стенке; размеры его 25х30 см. Этот дымоход имеет ложный свод, образуемый выступами кирпичей стенок и замковым кирпичем, входящим в облицовку пола помещения. Дымоходы упираются одними концами в наружные стены. А другими выходят в общий дымоход.
На 40 см ниже проходит еще один ряд дымоходов, образующих сложную систему пересекающихся между собой каналов.
Все дымоходы, кроме верхнего, покрытого сводом, и нижнего, над которым устроен стрельчатый свод, имеют плоский верх из квадратных плит. Топочная часть нижнего широкого дымохода не сохранилась.
В северо-восточной части здания обнаружена вертикальная дымоходная труба, имеющая 70х80 см в поперечнике, и соединенная с нижней системой дымоходов.
Открытое раскопками здание по своему характеру напоминает сооружения мусульманской эпохи в Средней Азии. Форма кирпича, его фактура, связывающий материал для кладки, система отопления - все это теснейшим образом роднит суварскую постройку со среднеазиатскими. Совпадение, прослеживаемое в технических строительных приемах и характере строительного материала, может служить доказательством участия в постройке этих сооружений среднеазиатских мастеров. Напомню, что ибн-Фадлан, писавший в 20-х годах Х века, отмечал приезд в Волжскую Булгарию мастеров-строителей из халифата».. (Страница 250).

 «Отсюда дата постройки кирпичного здания может быть отнесена приблизительно к концу Х - началу XI века. Найденные на его территории вещи укладываются в рамки Х-XIV вв. Из них отмечу обломки стеклянных сосудов, аналогичных восточным; сферические сосуды, датируемые Х-XV вв.; бусы и другие подобные изделия и керамику, обычную для булгарских городов». (Страница 251).

 «Важным основанием для датировки является строительный материал. Постройка сложена из квадратного кирпича разной величины. Встречаются кирпичи таких размеров: 25х36х5 см; 25х25,5х5 см; 26х26х5 см; 22х22 см; 20х20см; 21х21 см. Кроме того, хотя и редко, встречались кирпичи и половинных размеров. Мы знаем, что форма, размеры кирпичей и большое их разнообразие обычны для построек домонгольской эпохи, причем более крупные кирпичи характерны для более древних построек». (Страница 251).

 «Эти материалы, хотя и не показывают резкой разницы в размерах кирпича домонгольской и монгольской эпох, все же дают основание для вывода о том, что кирпичи нижних частей суварского дворца близко стоят к строительному материалу домонгольской эпохи и не имеют аналогии в материалах городов золотоордынского периода». (Страница 251)

 «... на здании сохранились следы трех периодов строительства». (Страница 252)

 «К первому нужно отнести сооружение западной башни, вымостку из больших плит, открытую в 1934 году, нижний ярус юго-западной стены с полуразрушенными выступами, которые, как можно предполагать, являлись пилонами, и выступающую торцовую часть стены с северо-восточной стороны
... К тому же строительному периоду нужно отнести пол, открытый в раскопе У в 1934 году на уровне погребного чернозема, и вымостку двора около угла нижнего яруса. Кирпич, из которого сложен нижний ярус, более крупный, чем материал верхнего яруса, и имеет аналогии в материале Средней Азии Х-XII века. Самая кладка небрежная, на глиняном растворе. Следов кладки на алебастровом растворе (за исключением башни) проследить не удалось, хотя при отделочных работах в те времена алебастр применялся достаточно широко. И опять находим аналогии в строительной технике Средней Азии, которая знает разделение процесса сооружения зданий на два этапа: первый, когда возводят стену и перекрытия, и второй - период тщательной отделки. В Х-XI вв. существовали даже два рода каменщиков: одни выполняли черную, конструктивную работу, а другие декоративную, отделочную. Думаю, что небрежность кладки нижнего яруса суварского здания объясняется своеобразием технических приемов среднеазиатских мастеров. Такое деление строительства на два этапа можно встретить лишь в Средней Азии, где оно связано с характером строительного материала - кирпича и алебастра. Это опять-таки подтверждает предположение о работе на суварской стройке среднеазиатских ремесленников-строителей, о которых писал ибн-Фадлан». (Страница 252).

 «Об оформлении здания в Х-XI вв. судить невозможно, так как, в раскопках не найдено соответствующего материала. Но необходимо отметить наличие пилонов, которые должны были оживить гладь стены, и которые, весьма возможно, в верхней части заканчивались стрельчатой аркой декоративного характера». (Страница 252).

 «После сооружения здания истекло какое-то время и наступил момент, когда оно было разрушено. Затем началось восстановление. Между первым и вторым строительным периодами прошел еще неизвестный нам срок.
... Когда прошло еще некоторое время, на развалинах возникло новое здание, фундаментом для которого послужила нижняя часть стен первого. Характер постройки верхнего яруса заставляет предполагать, что здание первого строительного периода не было разрушено до конца и некоторые его части, например, башня, в значительной степени тогда еще существовали». (Страница 252)

 «Ни постройки нижнего яруса, ни остатки от сооружений второго строительного периода не оставляют впечатления симметрии в юго-западном и северо-восточном фасадах здания. Гладь юго-западной стены первого строительного периода оживлялась двумя пилястрами - прием довольно обычный в среднеазиатской архитектуре». (Страница 253).

 «...Что в данном случае мы имеем дело с полуколоннами, а не с контрфорсами, доказывается незначительным их диаметром, всего в 8 см, и их расположением». (Страница 253).

 «К третьему строительному периоду относится, как было отмечено выше, юго-западная часть постройки». (Страница 253)

 «Суммируя все свои наблюдения, мы можем сказать, что здание построено в Х или XI веке. Оно представляло четырехугольную постройку площадью в 7х4 м, с башней в 4х3,5 м, и имело вход с северо-западной стороны, от которого уцелел только настил, поднимающийся уступами. Судя по наличию вымостки вокруг каменного здания и следов деревянных столбов, можно думать, что его окружали постройки и двор. Здание имело отопительную систему, переделанную в более позднюю эпоху. К этому времени необходимо отнести ограду, открытую с северо-западной стороны в раскопе «А». Сооружение ее датируется XI-XII вв., судя по возведению ее на гумусном слое». (Страница 253).

 «Слои с 10-го по 6-й хранят в себе следы разрушения здания: куски кирпича и алебастра, крупные фрагменты стен и обугленные бревна. По вещевым памятникам эти слои могут быть отнесены к XII-XII вв. и, вероятнее всего, связаны с разгромом булгарских городов армией СУБУДАЯ». (Страница 253).

 «Второй строительный период отличается аккуратной кладкой, с правильно подогнанными рядами кирпичей и незначительным слоем скрепляющего вещества». (Страница 253).

 «При восстановлении здания строители использовали юго-западную стену сооружения, сложив на ней новую, с полуколоннами». (Страница 253)

 «Второй период строительства можно отнести к середине XIII века, так как горизонт его кладки совпадает стратиграфически с наслоением городища того времени. Кирпич второго яруса более мелкого размера и аналогичен образцам золотоордынских построек Поволжья. Техника кладки не представляет чего-нибудь специфически среднеазиатского - так строили в XIII-XIV вв. по всему Поволжью. Если проследить по слоям раскопов VI, VIII и XII, то можно убедиться, что более крупные кирпичи лежат в нижних слоях, а более мелкие в верхних. Это наблюдение лишний раз подчеркивает существование данной кирпичной постройки с Х-XI по XII-XIV вв.».(Страница 254)

 «Здание второго строительного периода представляет собой сооружение неправильной формы, имевшее вид трех прямоугольников. К первому, длиной в 8 м и шириной 6м,с юго-востока примыкала башня, а с северо-востока второй прямоугольник размером в 5х6 м. Первый прямоугольник, судя по солидному фундаменту и стенам в 75 см толщиной, имел не менее двух этажей. Это здание было разрушено, как и предшествующее; в одновременных ему слоях открыто много обломков строительных материалов. Так как город существовал до XIV века включительно(более поздних вещей не найдено),то можно отнести разрушенные здания или к самому концу XIII или к началу XIV века. Вероятнее всего здание пострадало при взятии города во время смут, возникших в XIV веке в Золотой Орде.
После этого разрушения постройка была восстановлена в третий раз. С юго-востока была сделана к ней небольшая пристройка с выступом для входа. Тогда же была разобрана северо-восточная прямоугольная часть, от которой сохранился только остаток выступа с трубой и фундамент, а также небольшая часть кладки в верхних слоях раскопа «А».
Из старого кирпича была сложена тогда юго-восточная пристройка, на что указывает чрезмерная разнотипность кирпича и множество использованных обломков». (Страница 254)

 «Среди найденных в большом числе остатков строительного материала, кроме немногочисленных кусков водопроводных труб разного диаметра, привлекают внимание архитектурные обломки, в частности, угол карниза из двух кирпичей, выступающих один над другим, и несколько квадратных плоских кирпичей с поверхностью, покрытой слоем цементирующего состава 4-4,5 см. Необходимо отметить также, кирпичи с закругленным краем, которые, быть может, являлись частью плоской крыши. Было найдено, кроме того, много кусков цементирующего состава, алебастра, раскрашенной голубой и розовой штукатурки. Весьма немногочисленны находки мелких поливных кирпичей зеленого и голубого цвета, из которых была сделана внешняя облицовка здания. Облицовочные кирпичи крепились на алебастровом растворе; следы его сохранились во многих местах на поверхности стен. Этот прием украшения здания, весьма распространенный в Средней Азии в XIII-XIV вв., широко применялся и в золотоордынских городах Поволжья...». (Страница 255)

 «Найденные при раскопках материалы дают возможность восстановить облик постройки третьего периода. Это было здание, имевшее вид прямоугольника вытянутой формы, со входом в юго-восточной стене и с башней на северо-западном углу Гладь юго-западной стены оживлялась двумя полуколоннами. Северо-восточная часть имела полукруглый выступ. Стены были покрыты изразцами, скрывавшими небрежную и разнотипную кладку здания. Постройка в той ее части, где был фундамент, имела два этажа, как часто строили тогда в золотоордынских городах Поволжья. Крыша была плоской, и лишь над башней можно предположить сферическое сокрытие, исходя из аналогии с Черной палатой в городе Булгары, относящейся также к этому времени. Вход был обработан в форме стрельчатой арки, широко распространенной в мусульманской архитектуре. Реконструируя, таким образом, мы получили башню и два куба с плоской крышей.
Вопрос о назначении здания решает наличие отопления и находки бытовых вещей и обломков водопроводных труб. По-видимому, это был богатый жилой дом - дворец.
Большинство построек Сувара, насколько мы можем о них судить по материалу раскопок, были деревянные, и это дворец - единственно известное нам здание Х века, построенное в этом городе из кирпича.
Дата разрушения дворца может быть установлена также по данным стратиграфии. Обвалившиеся его стены лежат в верхних слоях городища и в пятом раскопе, покрывая остатки домов и зерновые ямы. Наибольшее количество строительного мусора содержат первые слои. Разрушение дворца, очевидно, произошло одновременно с прекращением жизни города, так как нет никаких признаков, указывающих на позднейшее восстановление города. На территории дворца найдены два человеческих черепа, другие части скелетов отсутствовали. Эти черепа могли принадлежать защитникам дворца, убитым при штурме». (Страница 255)

| Создание и оформление: Павел Наумов